И я иду на звон струны из твоей косы...
Не существует

Сестина для Ископаемых

Боль отступает, погружаясь в опиум.
Мэри лежит в кровати, глядя на когда-то прежде
Найденный ею скелет плезиозавра. Теперь он на стене
музея. Холодок ползёт под покрывало,
сочась сквозь закрытое окно. И здесь Амон -
он рядом с ней, рассматривает её безделушки.

Он стоит в окружении бессмысленных безделушек,
пылесборников. Может быть, это просто опиум.
Нежно глядя на пустые ракушки и черепа, Амон
говорит: "Милейшие находки". Она остаётся на прежнем
месте. "Здесь нет никого, - кутаясь в покрывало,
говорит она, - лишь ветер бьётся в стену.

Да, это просто мартовские ветры стонут да стучатся в стену".
Давно её музей покинули лучшие безделушки,
Лишь смотрительница лежит, вцепившись в покрывало
и жизнь утекает из неё, повергнутой настойкой опиума
в тихое оцепенение. Она вспоминает найденного прежде
плезиозавра на морском берегу среди амонитов.

Она снова глядит на его закрученные рога. Преклонив колени, Амон
говорит "Всю свою жизнь ты, бедняжка, билась о стену",
"О чём он? - думает она сквозь марево. - Труд всей моей прежней
жизни - лишь поставлять для дворян безделушки
Они использовали меня". Баночка с настойкой опиума
мерцает на столе, отражая барханы покрывала.

"Не думай так. Животных, с останков которых ты сняла покрывало
старушки Земли, будут помнить, - говорит ей Амон, -
копателя запомнят в мифе". В сердце её шепчет опиум,
баюкая измученную опухолью грудь. Мертвецы глядят со стены,
на свою похитительницу. "Не дразните умирающую, духи прежнего".
Она уйдёт с ними, прежде чем врачи принесут ей свои безделушки.

Он отвернулся. Смахнул рогами за прежние
годы соткавшееся на полках пылевое покрывало
Сотни непроданных безделушек
и копролитов теперь чисты. Кто даст амнистию
расхитительнице могил? Перед глазами стена.
Она вздыхает. Где опиум?

Аммониты найдут покой на дне мелководных морей прежде чем вернуться к Амону.
Женщина на берегу моря распродаст все свои безделушки и уйдёт сквозь стену.
Придут соседи, покачают головой, увидя опиум и обернут её в последнее покрывало.

@темы: пусть оно здесь полежит, во внутреннем ритме